Последнее обновление сайта:
Фото: Richard P J Lambert / Flickr
Фото: Richard P J Lambert / Flickr

Как быть, когда твоя мама — людоед. Писательница Юлия Яковлева два месяца говорит с детьми из России о том, как они переживают войну. Вот что выяснилось

Вторжение в Украину бесповоротно изменило реальность всех россиян — даже если некоторые из них делают вид, что это не так. Среди людей, которым дольше всего придется иметь дело с последствиями войны, — те, кто не несут за нее даже формальной ответственности: дети, живущие в России. Писательница Юлия Яковлева, написавшая, среди прочего, серию детских повестей «Ленинградские сказки», решила выяснить, что российские дети думают и чувствуют сейчас, — и с конца февраля поговорила уже с несколькими десятками собеседников возрастом от пяти до семнадцати лет. «Холод» публикует некоторые результаты этого ненаучного исследования.

 

В русском языке нет артиклей, определенного и неопределенного, как, например, в английском. Вместо них существует взаимное понимание в конкретной разговорной ситуации: собеседники просто понимают, что речь идет не о собаке или доме вообще, а вот об этой собаке и этом доме. Определенность как бы сама собой повисает в воздухе между говорящими. 
 
Вот так и с войной. Раньше само слово «война» в разговоре немедленно подтаскивало к себе определенность войны 1941–1945 годов, «война» была Великой Отечественной. Теперь не так. Если вы произнесете «война», то собеседник немедленно подумает: война в Украине, война с Украиной, война, которая происходит сейчас.
 
В 2015 году в издательстве «Самокат» вышла моя книга «Дети ворона» и, как оказалось, положила начало серии «Ленинградские сказки». Это книги о том, каково расти, когда рухнул мир. Время действия — 1938–1946 годы. Вскоре после начала войны одна из читательниц написала мне то, что почувствовала и я сама: теперь мы живем в реальности «Детей ворона». 
 
Чтобы написать эти книги, я прочла множество личных свидетельств эпохи: писем, дневников, воспоминаний. Одним из самых пронзительных российских документов войны 1941–1945 годов был дневник ленинградской девочки Тани Савичевой, последняя запись которого известна в Петербурге едва ли не всем: «Все умерли, осталась одна Таня». Свидетельства детей о войне — это всегда обвинение войне, даже если они раздаются в стране, которая напала.


Читать целиком на ХОЛОДЕ (в России нужен впн)
Читать целиком из Вебархива

 

Если вы не имеете доступа к впн, или хотите скачать статью в формате PDF, то можете воспользоваться этим сервисом для преобразования ссылки в формат PDF. Скопируйте ссылку ниже: 

https://holod.media/2022/05/13/kids-about-war/

В браузере Brave сайт ОХО всегда будет доступен по ссылке ниже. Установите Brave, скопируйте ссылку и сохраните в закладках.

ipns://k51qzi5uqu5dk7wt23ixh9y55rtwsr78lmsr8xhhjdi34j1ywy6z7tmk4k1d1y/