Последнее обновление сайта:
Иллюстрация: Иван Перовский
Иллюстрация: Иван Перовский

Лингвистическая (де)милитаризация. Как новояз, слова-триггеры и штампы конструируют реальность в эпоху спецоперации

Дискурс
Дискурс политика

В политике язык используется не столько для отражения реальности, сколько для её конструирования. Поэтому тот, кто владеет дискурсом, как заметил ещё Фуко, может задавать направления массовой мысли и навязывать людям выгодные убеждения и клише. Так, в России наибольшая «власть дискурса» сохраняется за государственной пропагандой, которая транслируется телевидением и перебирается в интернет, заглушая другие точки зрения.

Как новояз, при котором обществу нельзя называть вещи своими именами, проникает в культуру? Какие новые каналы манипуляций появляются в сети? Чем отличается риторика госпропаганды от оппозиционного интернет-дискурса? Социолингвист, исследователь политического дискурса, автор телеграм-канала Пропагандистилляция Мария Евстигнеева проанализировала российское политическое инфополе последних двух месяцев и выяснила, какие тактики манипуляции используют агитаторы, как воздействуют на сознание слова-триггеры, почему механизмы провластного дискурса оказались настолько эффективными, а также объясняет, откуда пошла концепция «денацификации», почему старшее поколение позитивно относится к «спецоперации» и как можно деконструировать тоталитарные тексты, лишив их пропагандистского потенциала.

 

Практика исследований политического дискурса сформировалась в условиях возросшего интереса к языку тоталитарных обществ (прежде всего, Советского союза и гитлеровской Германии). Одной из первых попыток осмысления тоталитарного дискурса можно по праву считать роман Джорджа Оруэлла «1984», правда, в то время (произведение вышло в 1949 году) речь шла о художественном осмыслении политического дискурса, что не помешало термину «новояз» войти в активный лексикон исследователей политического дискурса и, в целом, в бытовой «гражданский» обиход.
 
Исследование политического дискурса в этом контексте органически и неразрывно связано с понятием пропаганды и концепцией «власти (и) дискурса». Такой подход кратко можно обозначить так: «кто владеет дискурсом — обладает властью» — то есть, чем большими ресурсами для формирования дискурса и управления им обладает структура/человек/сообщество, тем больше у них возможностей для применения власти и/или злоупотребления ею. Пропаганда как таковая является лишь частью политического дискурса, отождествлять их было бы неверно, так как в последние десятилетия всё же власть над политическим дискурсом в широком смысле не сосредоточена в одних руках, а расщепляется на несколько источников. Происходит это вследствие роста авторитета независимых СМИ и блогеров.


Читать целиком на ДИСКУРСЕ (в России нужен впн)
Читать целиком из Вебархива

 

Если вы не имеете доступа к впн, или хотите скачать статью в формате PDF, то можете воспользоваться этим сервисом для преобразования ссылки в формат PDF. Скопируйте ссылку ниже: 

https://discours.io/articles/social/propaganda-language

В браузере Brave сайт ОХО всегда будет доступен по ссылке ниже. Установите Brave, скопируйте ссылку и сохраните в закладках.

ipns://k51qzi5uqu5dk7wt23ixh9y55rtwsr78lmsr8xhhjdi34j1ywy6z7tmk4k1d1y/