Последнее обновление сайта:
 Фото: Олег Переверзев для «Холода»
Фото: Олег Переверзев для «Холода»

«Украина выходит из рабства русского мира, как евреи из рабства в Египте». Интервью Павла Фельдблюма. Раньше он был главой еврейской общины в Москве, а теперь вступил в тероборону Украины

После интервью российского министра иностранных дел Сергея Лаврова, в котором он обвинил евреев в антисемитизме и сообщил, что у Гитлера была еврейская кровь, между Израилем и Россией продолжается скандал. Представители стран обмениваются резкими заявлениями; МИД РФ среди прочего обвинил израильские власти в том, что они не замечают «махрового антисемитизма» в Украине. 51-летний Павел Фельдблюм раньше был исполнительным директором Российского еврейского конгресса и председателем московской еврейской общины. В 2017 году он уехал в Украину и принял там гражданство, а после начала войны вступил в территориальную оборону и развозит по украинским войскам снаряжение. Таисия Бекбулатова поговорила с ним об отношении к евреям в России и Украине, дружбе с Владимиром Соловьевым и о методах, которыми администрация Владимира Путина взращивала лояльное еврейское сообщество.

 

Вы выросли в Харькове. Как ваша семья там оказалась?
 
— И отец, и мама приехали из Киева — они оба там родились. Отец — в 1938-м году. Ему было три года, когда в город пришла Вторая Мировая. За две-три недели до событий в Бабьем Яру (массовые расстрелы гражданского населения, главным образом евреев, — прим. «Холода») его маме удалось эвакуироваться вместе с ним — она тогда была беременна его младшей сестрой. Отец на всю жизнь запомнил бомбежки во время эвакуации и поезда, [на которых он ехал]. Он попал на Урал, в Магнитогорск, и там прошло его детство. Семья моей мамы тоже оказалась в эвакуации в Магнитогорске — там они и познакомились с отцом. Потом они уехали в Харьков — мой отец там оканчивал институт, там родился я и моя младшая сестра.
 
Мы жили в Харькове, пока мне не исполнилось девять лет. Это было обычное детство, мама — учительница, отец — инженер-теплотехник. У нас была еврейская семья, но полностью ассимилированная. На идише мы дома не говорили — папа его знал, а мама нет.
 
Потом отцу предложили поехать на Север, в поселок Харп. Вот так мы всей семьей оказались в России. Тогда, конечно, это не воспринималось как переезд в другую страну — просто уехали на север. Там я окончил школу и поступил в медицинский институт в Тюмени.


Читать целиком на ХОЛОДЕ (в России нужен впн)
Читать целиком из Вебархива

 

Если вы не имеете доступа к впн, или хотите скачать статью в формате PDF, то можете воспользоваться этим сервисом для преобразования ссылки в формат PDF. Скопируйте ссылку ниже: 

https://holod.media/2022/05/05/feldblum_interview/

В браузере Brave сайт ОХО всегда будет доступен по ссылке ниже. Установите Brave, скопируйте ссылку и сохраните в закладках.

ipns://k51qzi5uqu5dk7wt23ixh9y55rtwsr78lmsr8xhhjdi34j1ywy6z7tmk4k1d1y/